Официальные ресурсы

V Международный форум «Большая химия»

21 мая 2015 Распечатать
Стабильность условий для инвестирования – лучшая поддержка, которую государство может оказать развитию химии и нефтехимии
V Международный форум «Большая химия»

Выступление Михаила Бабича на пленарном заседании V Международного форума «Большая химия»

В нынешнем году форум обрел новый смысл и вышел на принципиально иной уровень.

В первую очередь, это связано со статусом Уфы как места проведения саммитов ШОС и БРИКС. Включение международного форума «Большая химия» в План мероприятий председательства России в ШОС позволило добавить важнейшую международную составляющую в программу мероприятия и усилить состав участников представителями зарубежных стран. Присутствие представителей власти и бизнеса, научного и экспертного сообществ на форуме, вне всяких сомнений, будет способствовать расширению спектра актуальных для обсуждения тем и вопросов, установлению новых бизнес-контактов, появлению перспективных совместных проектов.

Сегодня я отойду от традиционного для подобных выступлений канона, и не буду останавливаться на том, какое место химическая и нефтехимическая промышленность занимает в экономике Приволжского федерального округа и какое имеет значение для его регионов. Думаю, присутствующие в зале знают это прекрасно.

Вместе с тем, нефтегазохимическая отрасль является стратегической для большинства регионов ПФО. В складывающихся экономических условиях продолжается модернизация комплекса, внедряются современные технологии производств, реализуется ряд крупнейших проектов в отрасли. В Нижегородской области введен новый комплекс ООО «РусВинил» по производству ПВХ мощностью 330 тысяч тонн в год, в Самарской области запущены установки каталитического реформинга и изомеризации (ОАО НК «Роснефть»), в Пермском крае – ряд объектов газопереработки на предприятиях компании «ЛУКОЙЛ», в Республике Башкортостан завершена реконструкция установки производства полиэтилентерефталата (ОАО «ПОЛИЭФ») с увеличением имеющейся мощности на 70 тысяч тонн в год, в Республике Татарстан запущена 4-я очередь по производству полистирола на ОАО «Нижнекамскнефтехим» и состоялся пуск установки гидрокрекинга на ОАО «ТАНЕКО».

С учетом этого предлагаю посмотреть на химическую и нефтехимическую промышленность, на их настоящее и будущее как на систему взаимосвязанных факторов развития и успеха.

Химическая промышленность в последние годы демонстрирует значительно лучшие показатели развития, чем промышленность России в целом. Эта тенденция характерна и для Приволжского федерального округа, доля которого в общем химическом производстве страны составляет 45% (1,9 трлн. рублей или 3,1% в объеме всей отгруженной продукции по всем обрабатывающим производствам в России).

Кроме того, химическая и нефтехимическая промышленность показывает и более высокую устойчивость к кризисным явлениям в экономике. Так, в январе-марте 2015 года по отношению к аналогичному периоду прошлого года общий спад промышленного производства в России составил 0,4% (индекс промышленного производств по округу увеличился до 100,5%), при этом химическое производство выросло на 6,7%, производство крупнотоннажных полимеров – на 9,7%, переработка пластмасс – на 4,1%.

Все эти данные указывают на то, что химическая и нефтехимическая промышленность являются «точками роста» в экономике нашей страны, одними из лидеров по объему и темпу инвестиций в основной капитал.

При этом хочу обратить внимание: именно активное развитие химической и нефтехимической промышленности, создание крупнотоннажных конкурентоспособных производств полимеров, развитие их переработки в конечные изделия, востребованные во всех отраслях экономики России, поможет решить те глобальные задачи социально-экономического развития страны, которые ставит перед нами Президент и Правительство Российской Федерации.

Известно, что фундаментальными факторами успешного развития химической и нефтехимической промышленности являются физическая и ценовая доступность сырья и возможность сбыта продукции, то есть наличие рынка.

Сырьевая база химии и нефтехимии в России колоссальна и пока является избыточной – большое количество сырья уходит на внешние рынки по причине их невостребованности внутри страны. Однако стоит признать, что сегодня залогом ценовой конкурентоспособности российского сырья и отрасли в целом является таможенно-налоговый щит. И любые изменения в системе таможенного регулирования оказываются, стоит это признать, очень чувствительными для отрасли. Для химии и нефтехимии это очевидный долгосрочный риск.

Необходимо отметить, что традиционные генераторы сырья в России уже практически достигли своего потолка – речь идет о нефтепереработке и переработке попутного и природного газа.

Таким образом, на среднесрочную перспективу задача химии и нефтехимии – полноценно вовлечь в глубокую переработку те углеводороды, которые экспортируются сегодня. При этом на дальнем горизонте планирования новые «генераторы» сырья весьма ограничены.

В нашей стране речь может идти о пока никак не используемых ресурсах так называемого «жирного газа», добываемого на севере Тюменской области. Сегодня в силу дефицита перерабатывающих мощностей колоссальные объемы такого ценнейшего нефтехимического сырья, как этан и сжиженные углеводородные газы используются в виде топлива на электростанциях и в домохозяйствах.

В контексте долгосрочного стратегического развития России создание полноценной масштабной газопереработки в регионах газодобычи является наиболее приоритетной межотраслевой задачей, на которую государство должно обратить самое пристальное внимание.

Если говорить о втором факторе – рынке сбыта, то здесь стоит иметь в виду развитие переработки химической и нефтехимической продукции в изделия конечного использования. Этот нижний уровень цепочки переделов углеводородного сырья, будучи в основном представлен предприятиями малого и среднего бизнеса, пока, увы, находится в тени проблем крупнотоннажных химических производств. Однако именно отрасль переработки, в конечном счете, и связывает крупнотоннажную химию и нефтехимию с отраслями-потребителями.

Необходимо отметить, что у переработчиков есть проблемы, типичные для малого и среднего бизнеса. И говоря о развитии химии и нефтехимии, мы не можем их игнорировать. Я остановлюсь на некоторых.

В последние месяцы обострилась проблема кредитования отрасли. Стоит понимать, что большинство переработчиков – небольшие компании с ограниченным плечом оборотного капитала. При этом часто их продукция, например, трубы, пленки, изделия для строительной отрасли, контрактуется потребителями загодя, например, в преддверии сезона, и по фиксированной цене.

В условиях высокой ценовой волатильности на сырье переработчики оказываются в ценовых ножницах, когда дорожающее сырье выбирает оборотные средства, а пересмотреть зафиксированные в контрактах цены нет возможности.

В этих условиях возможность кредитоваться для пополнения оборотных средств является условием выживания.

Ответом на такую ситуацию может стать совершенствование отношений между переработчиками и поставщиками сырья – внедрение практики долгосрочных формульных контрактов, которые бы в числе прочего учитывали и описанные выше временные зазоры между моментом продажи продукции, ее фактического производства и оплаты. Это развитие форм материального кредитования, трехсторонних схем сотрудничества между банками, поставщиками сырья и потребителями сырья, страхования задолженностей и т.п.

Еще одной проблемой сегмента переработки является чувствительность рынков сбыта к нормативному регулированию. Известны случаи, когда при разработке или введении в действие новых технических регламентов, сводов правил, стандартов и т.д. имеет место так называемое «мозаичное регулирование», когда после введения той или иной нормы одни отрасли получают преимущественное положение за счет интересов других отраслей. Приведу ряд примеров.

В сегменте производства металлических труб в полимерной изоляции наблюдается системный дефицит отдельных видов полиэтилена, который пока технически не может быть преодолен российскими крупнотоннажными производителями. Сырье пока приходится ввозить из-за рубежа. При этом российские и нефтехимические компании, инновационные группы усиленно работают над созданием и выведением на рынок отечественных аналогов для замещения импорта. Однако осенью 2014 года решением Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) полиэтилен для трехслойной изоляции металлических трубопроводов большого диаметра был выделен в отдельную товарную позицию, а ввозная пошлина на него временно обнулена. Это поставило российские компании, идущие по пути импортозамещения, в более сложные конкурентные условия.

Аналогичная ситуация с черным трубным полиэтиленом. На данном этапе качественные отечественные марки не в состоянии полностью покрыть внутренний спрос, рынок наполняется импортом и различного рода суррогатами. При этом специальная комиссия при ЕЭК предложила обнулить ввозную пошлину на такой полиэтилен, но только для Казахстана, что формирует неравные конкурентные условия для российских производителей (в т.ч. ОАО «ЛУКОЙЛ», ГК «Полипластик», в округе: ОАО «Выксунский металлургический завод», ОАО «Альметьевский трубный завод», ОАО «Казаньоргсинтез»), учитывая, что на пространстве Таможенного Союза именно в России концентрируется подавляющее большинство мощностей. Вместе с тем, трубный сегмент – один из самых крупных и сильных в части переработки нефтехимической продукции и должен всемерно поддерживаться.

Производство пищевой тары из полиэтилентерефталата (ПЭТ). На федеральном уровне проводится активная работа по введению ограничений на объем ПЭТ-тары при обороте слабоалкогольной продукции. Потенциально это приведет к существенному сжатию рынков во всей производственной цепочке от пищевых производителей, до переработчиков ПЭТ в преформы и производителей ПЭТ-гранулята.

Абстрагируясь от деталей, речь идет о создании искусственных конкурентных преимуществ для производителей алюминиевой и стеклянной тары, которые в силу чисто экономических причин в прямой конкуренции это соревнование проигрывают.

Вывод: учитывая обозначенный мною приоритет в промышленном развитии, которое мы должны отдавать химии и нефтехимии, предлагаю более взвешенно подходить в разработке новых нормативных и таможенных требований для обеспечения баланса интересов всех участвующих сторон.

Кроме того, с этой проблемой рынка химической и нефтехимической продукции сопрягается не менее значимая тема контроля качества в изделиях и материалах конечного потребления. К сожалению, институт сертификации часто показывает свою абсолютную недееспособность, вследствие чего на рынок попадает заведомо некачественная продукция, которая подчас ставит под угрозу жизнь и безопасность потребителей. Это особенно касается материалов для строительства, ЖКХ и инфраструктурного строительства.

В заключение не могу не остановиться на очень важной для нас сегодня теме импортозамещения и посмотреть на нее под несколько иным углом. Речь пойдет об ожидаемой конкурентоспособности наших предприятий химии и нефтехимии.

Если оценить опыт больших отраслевых строек в последние годы, можно прийти к выводу, что полный жизненный цикл инвестиционного проекта от идеи до пуска занимает в среднем 8-10 лет. Из них 2-3 года – предпроектные исследования и обоснование инвестиций, 2 года – проектирование и получение разрешительной документации, 4-5 лет строительство и пуск нового предприятия.

Для инвесторов очень важно, чтобы на всем протяжении этого длительного и дорогостоящего цикла проекта входные условия, на которых принимались технологические и инвестиционные решения, оставались неизменными.

При этом, как уже отмечалось выше, важнейшие факторы – сырьевой и сбытовой – оказываются очень чувствительными к нормативному и таможенно-тарифному регулированию.

К сожалению, законодательство в России меняется очень часто, что создает дополнительные риски для инвестора, а это отражается – не стоит об этом забывать, – и на стоимости инвестиций для него, где риск является мерой доступности заимствований. Вполне реалистична ситуация, когда проект перешел точку невозврата, но изменившиеся к моменту его пуска вводные данные делают его неэффективным и неокупаемым.

Примеры подобного перед нами: с 1 января 2015 года в силу вступил новый комплекс законодательных инициатив, широко известных под названием «налоговый маневр» (снижение экспортных пошлин и акцизов при повышении ставки НДПИ).

О бюджетной и корпоративной эффективности этих мер говорить преждевременно, но уже один факт изменения обстановки заставил таких инвесторов как «Роснефть» и «Нижнекамскнефтехим» взять очередную паузу для переоценки своих проектов, которые до изменений находились в очень высокой стадии готовности, а в случае с татарстанским предприятием прошли экспертизу и получили положительное заключение.

Мешаем ли мы активным нормотворчеством инвестиционному процессу? Увеличиваем ли мы сроки реализации ряда проектов и откладываем импортозамещение? – Эти вопросы стоят на повестке очень остро.

Я считаю, что в этом смысле создание особой регулятивной среды для приоритетных инвестиционных проектов, а также обозначенная в послании Федеральному Собранию Президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным идея о введении моратория на изменение критического законодательства в полной мере должна относиться к капиталоемким проектам в химии и нефтехимии.

Стабильность условий для инвестирования – лучшая поддержка, которую государство может оказать развитию химии и нефтехимии.

Республика Башкортостан